Библиотека

Наши друзья

Менеджмент.com.ua .:. Интернет-портал для управленцев Consulting.ru Организация времени - тайм менеджмент и управление временем

О сайте

Проект “Vernikov.ru” — это библиотека, содержащая в себе уникальную и качественную подборку аналитических материалов по вопросам экономики, менеджмента и информационных технологий. Материалов в Интернете очень много. Мы не пытаемся опубликовать всё. Мы экономим Ваше время и публикуем только лучшее.

Помимо доступа к материалам, на сайте “Vernikov.ru” любой посетитель, столкнувшись с новыми и сложными задачами, может быстро и бесплатно получить консультацию у профессионалов.

Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса.

Автор: Конотопов П.Ю. 26 Мая 2009, 22:08

Запевок на тему кризиса – множество... Вот и автору этой статьи захотелось посмотреть на кризис через какую-нибудь интересную призму...

Кто-то не согласится, но, на взгляд автора, одной из важнейших причин кризиса стало закрепление у субъектов финансового сектора женского поведенческого стереотипа.

Основной тезис и краткая аргументация...

Сценарий развития текущего кризиса отражает поведение основной массы игроков финансового рынка в условиях высокой неопределенности. Соответственно, отражает психологические особенности трейдеров, выступающих в качестве агентов владельцев крупных пакетов ценных бумаг.

Позиция такого агента в технологической цепочке функционирования рынка является псевдосубъектной. Агент по положению своему не является целеполагающим субъектом в широком смысле слова, действует по поручению владельца ресурсов, имея в качестве целевой функции функцию сохранения и преумножения ресурсов. Рефлексия агента обращена как на экономический процесс, так и на владельца пакета, который – единственно – и является субъектом.

Такая позиция предполагает наличие у агента изначально присущего или сформированного под действием факторов профессиональной деятельности поведенческого стереотипа, характеризующегося преобладанием комплекса фемининных (женских) черт над маскулинными (мужскими).

Этим предопределены типовые сценарии поведения финансового рынка в целом.

Вследствие преобладания одного типа психики большинству участников финансового рынка свойственны синхронизм поведения и сходство поведенческих реакций. В силу совпадения мотиваций игроков их поведенческие стратегии также совпадают, что предопределяет возникновение на финансовом рынке нарастающих резонансных процессов. Это ведет к повышению амплитуд колебаний индексов вплоть до момента достижения порога психологической устойчивости игроков, состояние которых характеризуется повышенной тревожностью.

В такой ситуации рынок становится чрезвычайно чувствительным к любым информационным поводам, поведенческие реакции в силу преобладания фемининных черт характеризуются иррациональностью, а критерии принятия решений вырождаются в мажоритарные (т.е. определяются поведением наиболее крупных игроков или подавляющего большинства игроков).

Прямыми следствиями этого являются:

  • необъективность показателей, формируемых финансовыми рынками;
  • непригодность таких показателей для оценивания состояния экономики;
  • высокая уязвимость кредитно-финансовой системы по отношению к целенаправленным информационным операциям;
  • неспособность игроков рынка реализовать рациональную поведенческую стратегию в условиях изменения характера и уровня неопределенности.

Знание рассмотренных особенностей позволяет сформулировать ряд мер, направленных на стабилизацию финансовой системы. Перечень предлагаемых мер и аргументация в их пользу будут приведены в заключительной части данной статьи.

Развернутые аргументы в пользу тезиса...

Сегодня, благодаря влиянию научно-технических, экономических, информационных и социально-организационных факторов, в финансовом секторе сконцентрировалось значительное количество женщин и мужчин с женским психологическим стереотипом поведения. Такая ситуация характерна как для предприятий и учреждений кредитно-финансовой сферы, так и для финансовых подразделений производственных и коммерческих организаций.

Можно утверждать, что под действием перечисленных факторов феминизации / гомосексуализации общества сформирована армия управленческих кадров, реализующих женский - пассивный тревожно-охранительный поведенческий - стереотип, что предопределяет форму и содержание реакций феминизированных руководящих кадров на различные типы стимулов и неопределенностей. В условиях неопределенности высший финансовый менеджмент многих организаций, придерживаясь феменинного стереотипа, зачастую принимает на себя охранительные функции.

Принятие на себя таких функций, в частности, может проявляться в искусственном сдерживании темпов обращения капитала, введении иррациональных залоговых обязательств и штрафных санкций, понуждении клиентов к досрочному погашению кредитов и/или, возврату инвестиций. Преследуя цели самосохранения на тактическом уровне, данная группа искусственно формирует дефицит финансовых ресурсов и нарушает функционирование реального сектора экономики, что в стратегической перспективе наносит весомый ущерб как экономике в целом, так и кредитно-финансовой системе.

Факторы феминизации / гомосексуализации общества

Факторы, запускающие процесс феминизации / гомосексуализации общества многообразны, однако в рамках данного исследования целесообразно выделить классы факторов, обладающих наибольшей действенностью. А именно:

  • фактор технического прогресса;
  • фактор концентрации капитала;
  • социально-психологические факторы;
  • информационный фактор.

Фактор технического прогресса

Мощнейшими факторами в преобразовании психологического стереотипа поведения масс стали факторы технического прогресса и концентрации капитала.

Данная группа факторов, обладая широким спектром социальных последствий, вызвала в социуме следующие значимые тенденции:

  • сокращение значимости физического труда в экономике;
  • бюрократизация, разрастание управленческого аппарата;
  • дистанцирование от предмета труда и деспециализация управленческих кадров;
  • сокращение числа экономических акторов, обладающих субъектными функциями.

Во многих отраслях деятельности произошла унификация квалификационных требований к персоналу. Например, в квалификационных требованиях к персоналу по широчайшему спектру отраслей деятельности на первые позиции в перечне выходят такие навыки, как навыки работы со средствами офисной автоматизации и информатизации, навыки межличностной и деловой коммуникации, знание принципов документооборота предприятия, работа с информацией.

Таким образом, квалификационные требования, предъявляемые к управленческим кадрам, не подразумевают проявления типично маскулинных черт, что делает данные должностные позиции неизбирательными к полу кандидатов. Именно в данный сегмент рынка труда рекрутируются женщины и мужчины, соответствующие «бесполым» квалификационным требованиям.

Низшие же должности, сопряженные с физическими нагрузками, наоборот, рекрутируют подчеркнуто маскулинную массу демографических резервов общества, зачастую, презирающих феминизированное руководство, и (при достаточной оплате) не устремленных к карьерному росту.

Получается своеобразный социальный сепаратор, отделяющий «сливки общества» от социальной «сыворотки».

Фактор концентрации капитала

В связи с концентрацией капитала и, как следствие, сокращением числа субъектных позиций в реальном секторе экономики и кредитно-финансовой сфере, резко снизилась эффективность типично маскулинного поведенческого стереотипа, более соответствовавшего потребностям индустриальной экономики (рациональность, четкость критериев выбора и предпочтений, развитые волевые качества, целеустремленность, настойчивость, психологическая устойчивость, мужской тип реагирования на стресс, сила, выносливость и т.п.).

Постиндустриальная экономика вывела на первый план фемининный поведенческий стереотип, как стереотип, более соответствующий социально-коммуникативной функции агента (но не субъекта). Фемининный же поведенческий стереотип, в отличие от маскулинного, способен сочетать рациональное с иррациональным, допускает нечеткость и вариативность критериев выбора и предпочтений, успешно решает задачи, требующие принятия компромиссов, гибкости и многовариантности поведенческих стратагем.

Однако при всех своих положительных качествах фемининный поведенческий стереотип обладает важной уязвимостью – субъекты, которым свойственен такой поведенческий стереотип, характеризуются низкой стрессоустойчивостью, нестабильностью психики в условиях высокой неопределенности, и, как следствие – низкой устойчивостью по отношению к информационным атакам и предрасположенностью к потере субъектности  в условиях массовых паник.

Информационный фактор

Вторую группу факторов феминизации / гомосексуализации общества образуют информационные факторы. Значительную роль в этом процессе играют средства массовой информации, посредством которых реализуются информационно-психологические операции, направленные на стимулирование потребительской активности в сегменте товаров, не относящиеся к группе товаров первой необходимости. Речь идет, в том числе, о навязывании стереотипа яппи, выделяющихся из социальной массы внешним лоском, демонстративной иррациональностью критериев выбора и потребительских предпочтений.

При ограниченных ресурсах субъект, подвергающийся информационной бомбардировке такого рода может (и чаще всего выбирает) стратагему замещения реальной успешности, атрибутивной (показной) успешностью.

В условиях наличия резких социальных диспропорций феномен феминизации, а точнее, «демаскулинизации» общества проявляется особенно ярко. В таком обществе самоидентификация индивидов с тем или иным социальным слоем или классом зачастую происходит не по объективным критериям (таким, как наличие собственных средств производства, использование наемного труда, наличие в подчинении некоторого количества работников и т.п.), а по субъективным критериям. В России этот феномен проявляется особенно ярко: в силу того, что «средний класс» представлен, скорее, символически, многие граждане РФ избирают компенсационную стратагему, окружая себя атрибутами успеха, и , тем самым формируя для себя основания «я-удовлетвовренности».

В режиме компенсации цикл рефлексии замыкается в круге стереотипных «женских» вопросов: «Как я выгляжу?», «Как меня воспринимают?», «Что обо мне думают?», «Как оценят мои поступки?». Вопросы самооценки уходят на второй план, а круг социальных коммуникаций замыкается в комфортной атмосфере тусовки, где цикл рефлексии большинства участников коммуникации одинаков. Постепенно дефекты цикла рефлексии и круга социальных коммуникаций переходят на деятельностный план, получая подкрепление в должностной псевдосубъектной позиции, что способствует закреплению фемининного поведенческого стереотипа.

Социально-психологический фактор

Индустриальный этап развития общества незначительно повлиял на форму и содержание социально-ролевых стереотипов. Но по мере приближения постиндустриального этапа социально-ролевые стереотипы постепенно утрачивали объективные основания для своего неизменного существования. Характер труда менялся, и вскоре выяснилось, что традиционный стереотип маскулинного поведения, зачастую, дает меньшие «бонусы» его носителям...

«Классический мужчина», обвешанный множеством обязательств по отношению к обществу, иррациональных запретов, и ограниченный в формах реализации своих психологических потребностей, перестал остро ощущать свои преимущества. Отвоевывающие свои социальные права женщины в большинстве своем не спешили расставаться с преимуществами своего социально-ролевого стереотипа, сохраняя психологические «бонусы» и обретая неприкосновенный статус «белого негра»...

На этом фоне, сначала в богемных кругах, а впоследствии – и за их пределами, участились случаи отказа мужчин от мужского поведенческого стереотипа в пользу женского, дающего им больший психологический комфорт и исключающий массу социальных обязательств.

В России эти феномены особенно ярко проявились в мегаполисах, где в основном сконцентрировалась деловая жизнь, свободные финансы, где социальные контрасты приобрели наибольшую яркость.

Россия: впереди планеты всей...

При этом в России, в отличие от стран Запада, к началу реформ 1990-х гг. социально-ролевые стереотипы оказались наименее размытыми, а значит – максимально контрастными. В таких условиях конфликт между социально-ролевым стереотипом и условиями бытия приобретает особо острый характер.

Стреляющие и «быкующие» 1990-е быстро раскидали по полкам российской социальной этажерки обладателей резко полярных поведенческих стереотипов, сконцентрировав основную массу носителей маскулинных черт либо на самых верхних, либо на самых нижних полках, распихав по прочим полочкам все, что осталось, руководствуясь качеством знаний и трудовых навыков.

Говоря о России, следует учитывать, что воспитательный процесс, вплоть момента до поступления в ВУЗы и учреждения среднего профессионального образования, реализуется преимущественно женщинами. Это налагает специфический отпечаток на формирование и усвоение индивидами поведенческого стереотипа.

Гормональное vs социальное

Особо очевидным рассогласование между усвоенным в детстве поведенческим стереотипом и требованиями социальной среды, диктующей четкий социально-ролевой стереотип, становится в позднем подростковом периоде. В этот период подросток в порядке суперкомпенсаторной реакции способен избрать эпатажный стиль поведения, демонстрируя обществу свое несогласие с рамками социальной роли. Здесь можно упомянуть и такие подростковые социальные движения как панки, эмо, готты и т.п. Практически всегда, примыкая к тому или иному движению, подросток пытается реализовать усвоенный поведенческий стереотип в условиях унифицирующего воздействия социальной среды.

Но чаще всего, социум эффективно принуждает индивида к имитации, реже – к усвоению того или иного поведенческого стереотипа. Не преодоленный внутренний конфликт перерождается в постоянно действующий стресс.

В юношестве к стимулирующим факторам добавляется сексуальное влечение. При этом пропаганда активно транслирует стереотип: «лучшие самки доступны только лучшим самцам». Отпечатавшийся в сознании штамп становится еще одним фактором, побуждающим к имитации социально-ролевого стереотипа.

Между тем объектная или псевдосубъектная позиция на работе (службе) вступает в конфликт с социальной ролью вне стен организации. Индивид оказывается под влиянием целого комплекса разнонаправленных социальных воздействий, что способно дезориентировать его, заставить его самостоятельно искать те или иные механизмы компенсации...

Следует отметить, что именно тип должностной позиции оказывает наиболее мощное влияние на поведенческий стереотип индивида (что тут скажешь – 70-90% активного времени).

Андрогинный стереотип и имитация

В условиях резко контрастных социально-ролевых стереотипов индивиды с андрогинным стереотипом поведения также вынуждены избирать стратагему имитации, правда для этой категории индивидов процесс имитирования менее травматичен, чем для индивидов с фемининным и маскулинным поведенческими стереотипами.

Так, например, женщины с фемининным или андрогинным стереотипом на субъектных ролях за неимением альтернативы избирают типично маскулинный поведенческий стереотип, однако усваивают его, скорее, на уровне внешних проявлений. В результате длительной имитации маскулинного поведенческого стереотипа происходит его закрепление, что в свою очередь нередко приводит к серьезным затруднениям в семейной жизни. В случае образования семейной пары с мужчиной, воспроизводящим маскулинный поведенческий стереотип, в таких парах наиболее вероятны достаточно острые конфликты.

Социальный шантаж, социальные мифы

Вследствие высокой мотивации к обеспеченной жизни многие молодые женщины имитируют успешность в стиле поведения, манере одеваться, предъявляемых к партнеру требованиях, форсированно реализуя при этом женский стереотип поведения. Таким поведением они запускают механизм компенсации, вынуждающий мужчину, также избирать стратегию имитации успешности, пусть вынужденно, но реализовать женскую стратагему поведения при нарочитой же демонстрации маскулинных.

Иными словами, российский социум в его сегодняшнем состоянии, формирует множество предпосылок для невротизации личности, вынуждает личность мимикрировать под ситуационный контекст, расшатывая усвоенный поведенческий стереотип и стимулируя индивида к поиску механизмов социальной адаптации.

В ходе поисков механизма социальной адаптации индивид опирается как на личные наблюдения, так и на живучие социальные мифы патриархального общества. В числе таких социальных мифов, подкрепленных актуальными наблюдениями – миф о том, что [в мужском обществе] женщинам многое дается легче, они вправе рассчитывать на большее внимание, они легче устанавливают коммуникации с руководителями и т.п.

Экономика – существительное женского рода...

Постепенно в обществе формируется феминизированная масса, которая сосредотачивается на средних (псевдосубъектных) управленческих должностях. От данного класса должных позиций требуются: знание и неукоснительное исполнение порядка, умеренная инициативность, способность к урегулированию конфликтов, развитые коммуникативные навыки – все то, что имманентно присуще фемининному поведенческому стереотипу. Аналогичными по ряду аспектов являются и должностные позиции финансового сектора.

Ко всему прочему, заметим, что ориентировочно с 1930-40 гг. экономические специальности считались «женскими» - этот стереотип действует и по сей день. В результате именно феминизированная масса оказывается на должностях, связанных с распоряжением финансовыми ресурсами.

«Женщины, как очень злые кони...»

Реализуя фемининный психологический стереотип данная масса описанным ранее способом реагирует на изменения ситуации.

На финансовых рынках феминизированная масса трейдеров принимает решения, руководствуясь, скорее, не данными технического анализа, не реальными показателями состояния экономики, а субъективными оценками уровня эмоционального напряжения игроков рынка. При этом в качестве эталонной модели трейдер выбирает себя, свою субъективную оценку рисков.

Деятельность такого индивида, если она не может быть приостановлена вообще, ориентирована на снижение рисков. При этом риски минимизируются вопреки реальным потерям, то есть вероятная угроза приобретает вес больший, чем реальные потери. Так, например, трейдер сбрасывает активы, исходя из наихудших предположений о будущем и неся весомые потери в настоящем. Стратагема недеяния в условиях неопределенности избирается лишь в том случае, когда субъективная оценка риска уравнивается с субъективной оценкой потерь от недеяния. Между тем, в большинстве случаев цикличность колебаний на рынке в долговременной перспективе способна скомпенсировать текущие потери.

В ситуации распоряжения присвоенными на психологическом уровне ресурсами (позиция главного бухгалтера), надуманные риски наоборот блокируют деятельность. В условиях малых предприятий ситуация нередко доходит до саботажа решений вышестоящего руководства, что способно повлечь за собой несопоставимые с финансовыми рисками штрафные санкции, имиджевые потери и т.п. отрицательные последствии.

Рациональное поведение на рынке при такой расстановке сил становится миноритарным. Реальная стоимость активов во внимание уже не принимается, прогнозная составляющая подавлена и сведена к исключительно краткосрочному прогнозу, не увязанному со стратегическими планами реального сектора. После затяжного неуверенного роста рынка при вбросе дополнительной информации повышенная тревожность трейдеров разряжается либо в через лавинообразное обрушение стоимости акций и падение биржевых индексов, либо через свечеобразный скачок стоимости тех или иных акций.

То есть рынок демонстрирует импульсивную – «типично женскую» – стратагему поведения...

Главбух, маманя! Маманя, Главбух…

Повышенная тревожность в финансовых подразделениях производственных и коммерческих предприятий, напротив, выступает в качестве сдерживающего фактора при совершении финансовых операций. В условиях кризиса финансовое руководство избирает материнскую охранительную стратагему, придерживая платежи и блокируя операции, связанные с движением финансов.

В кредитно-финансовых учреждениях в условиях кризиса срабатывает другой иррациональный синдром – синдром переоценки рисков, запускающий процесс вывода финансовых ресурсов их реального сектора экономики. Сдерживая развитие реального сектора банки лишают себя доходов и принимают на себя обязательства по реализации залогов, что в условиях кризиса ведет к необратимым потерям.

Что делать? Никто не виноват!

В итоге цикл замыкается, а кредитно-финансовая система начинает жизнь циклоидного маньяка, подрубающего сук реальной экономики, на котором сам же и сидит.

При этом заметим: фемининный поведенческий стереотип весьма интересно проявляет себя в ситуации неопределенности... В ситуации неопределенности индивид, усвоивший женский поведенческий стереотип, склонен к наращиванию тревожности, его интеллект активно генерирует варианты неблагоприятных исходов. Но в то же время, такой индивид не предпринимает активных попыток к устранению неопределенности иными, нежели синтетическими методами. Его коммуникационное поле в этот период сужается и ограничивается узким кругом лиц, пребывающих в сходной ситуации неопределенности. В это время он крайне некритичен к любой информации, поступающей извне, максимально уязвим по отношению к негативной информации, резонирующей с его негативными предположениями.

Такая ситуация может длиться сколь угодно долго – вплоть до момента, когда более мощный внешний стимул не остановит истерический припадок.

Отсюда возникает задача разработки системы мер, направленных на купирование финансовых припадков.

Конкретнее!!! Что делать?!

Здесь возможен широкий спектр стабилизирующих воздействий в диапазоне от компенсаторных до превентивных.

Компенсаторные меры

Наиболее очевидными и наименее разнообразными являются компенсаторные финансовые воздействия. Так, например, государство выступая в роли супертрейдера, вливает стабилизационные резервы в предприятия кредитно-финансовой сферы и реальный сектор экономики (то, что и  было сделано центральными банками крупнейших мировых держав и союзов).

Возможным шагом из спектра компенсаторных воздействия может стать создание глобального супертрейдера, способного противостоять биржевым паникам в глобальном масштабе.

Однако все компенсаторные меры направлены на снятие острых симптомов недомогания, но на преодоление причин кризисных явлений. Более того, в случае стереотипного применения компенсаторных мер возможен эффект привыкания, как и в случае с антибиотиками... Кроме того, любой супертрейдер, как и обычный трейдер, может стать объектом информационной атаки, объектом шантажа, имеющего целью уход от ситуации банкротства по показателям реальной экономической деятельности.

Меры превентивные

Менее очевидными являются меры превентивные, учитывающие как принципиальные уязвимости рыночного механизма регулирования, так и психологию участников рынка...

Но и здесь можно предложить немало вариантов мер:

  • снижение уровня неопределенности за счет повышение качества информационно-аналитического обеспечения органов финансового регулирования, каковыми являются биржи;
  • введение нормативов, ограничивающих минимальные и максимальные сроки обладания ценными бумагами, контрактами и т.п., нормативов, ограничивающих норму прибыли и иных;
  • обеспечение привязки стоимости ценных бумаг к реальной стоимости активов предприятий, сырьевых ресурсов, продукции;
  • формирование адаптивных пороговых показателей, определяющих валидность сделки;
  • введение процедуры отбора трейдеров, учитывающей ключевые психологические характеристики личности, ее поведенческий стереотип;
  • введение процедуры рейтингования трейдеров, основанной на анализе реализуемых поведенческих стратагем;
  • введение системы штрафных санкций за нарушение нормативов при совершении расчетов, заключении сделок и контрактов.

Общим для превентивных мер является введение системы сдержек, затрудняющих реализацию нежелательных поведенческих стратагем. Фактически речь идет об обеспечении баланса рисков участников финансового рынка, пребывающих как в субъектных, так и в псевдосубъектных позициях, изменении типа и уровня неопределенности в которой пребывают агенты, рационализации поведения агентов.

Ну и конечно, следует упомянуть о необходимости всерьез пересмотреть правила функционирования финансовых рынков, обеспечить пусть не жесткую, но эффективную привязку финансовой системе к результатам реальной экономической деятельности, а также ввести систему нормативов, исключающих возможность осуществления чисто спекулятивных операций.

Брат Коля подтвердит...

Евросоюз устами Николя Саркози и Жозе Баррозу активно высказывается за внесение корректив в алгоритмы функционирования мировой финансовой системы. Из уст российских и западных аналитиков звучат предложения ограничить финансовый суверенитет государств, усилить координационные функции международных финансовых институтов, пополнить мировой общак...

Похоже, что проблема понята, но причины истолкованы как-то странно... Координация возможна лишь между суверенными субъектами, а если везде и всюду – одни псевдосубъекты, то о координации говорить бесполезно. – Помните Алибабаева с его «Все бежали - и я бежал»?

Может стоит вспомнить о существовании двух моделей инвестиций – западной модели и восточной? Восточная-то модель менее спекулятивна...

Неуютно блохе на наковальне...

Автор: Конотопов П.Ю.

Источник:  http://www.collegian.ru/index.php?option=com_content&view=article&catid=17:t2008&id=98:-1

Защитный код
Обновить